Подписка на Общую и Специальную теорию глобализации - двухтомник М.Г.Делягина "Конец эпохи: осторожно, двери открываются!"    0   679  | Официальные извинения    2   5488  | Становление корпоративизма в современной России. Угрозы и возможности    90   11885 

Венгрия после парламентских выборов Отстаивание суверенитета страны

Внутриполитическая ситуация

8 апреля 2018 г. в Венгрии состоялись выборы в парламент. Их центральной темой стал миграционный кризис, охвативший Евросоюз. Правивший тогда уже 2 срока подряд (с 2010 по 2014 гг. и с 2014 по 2018 гг.) правоконсервативный Венгерский гражданский союз (Фидес), традиционно выступающий в блоке с Христианско-демократической народной партией (ХДНП), среди важнейших задач, стоящих перед страной, выдвинул сохранение суверенитета и недопущение мигрантов в страну. Активисты блока ссылались на крах мультикультурализма в Западной Европе.

Предвыборная кампания развертывалась на фоне беспрецедентного давления на Венгрию со стороны ООН и Евросоюза, которые всеми правдами и неправдами пытаются вынудить ее согласиться на обязательные квоты по приему беженцев из Ближнего Востока, Центральной Азии и Африки. Венгрия продолжает стойко противостоять этому диктату.

Так, министр внешнеэкономических и иностранных дел П. Сийярто назвал абсурдным требование Комитета по правам человека ООН, чтобы Венгрия приняла в качестве базового права человека нарушение беженцами государственной границы и при этом еще предоставляла бы им кров и заботу на тех же основаниях, что и венгерским налогоплательщикам. Подготовленный в негативном ключе и принятый Комитетом Доклад по Венгрии он расценил как открытую попытку вмешательства во внутренние дела страны, в ее предвыборную кампанию.

5 апреля 2018 г. Комитет по правам человека ООН призвал Венгрию отказаться от «разжигающей ненависть» риторики, в прицеле которой находятся, по мнению Комитета, меньшинства, цыгане и мусульмане. Он также предложил венгерскому руководству отозвать закон, который позволяет полиции высылать из страны нелегальных мигрантов, не давая им возможности обратиться с просьбой о предоставлении убежища. Кроме того, Комитет настаивал на отзыве проекта так называемого закона «Стоп Сорос», который предоставляет полномочия министру внутренних дел Венгрии, ссылаясь на угрозу национальной безопасности, запрещать работу в стране гражданских организаций, поддерживающих мигрантов.

Лидер Фидеса, премьер-министр Венгрии В. Орбан в связи с подготавливаемым в ООН миграционным пакетом заявил, что, с точки зрения венгров, миграция – это плохое дело, ее надо не поощрять, а, наоборот, оттеснять, чтобы каждый мог найти свое счастье на родине. Венгерское общество не желает видеть беженцев у себя в стране, оно испытывает страх от перспективы жить вместе с многочисленной мусульманской общиной, поскольку видит, что происходит в Западной Европе, и это ему не нравится. Негоже, что кто-то в Брюсселе стремится решать демографические и экономические проблемы стран ЕС посредством привлечения мигрантов. Венгрия намерена решать свои проблемы не с помощью мигрантов, а путем политики укрепления экономики и семьи.

Сенсацией для многих стало решение В. Орбана в 2015 г. соорудить «железный занавес», т.е. забор высотой 4 м вдоль границы Венгрии с Сербией и Хорватией, чтобы воспрепятствовать нелегальному пересечению границы беженцами.

Раздражение и неприятие в правящих кругах ЕС и США вызвало решение правительства Венгрии провести 2 октября 2016 г. референдум об отношении населения к тому, что Евросоюз без разрешения парламента страны в обязательном порядке будет предписывать Венгрии принимать выделенные ей Евросоюзом квоты мигрантов. Из-за недостаточной явки (43,31% имеющих право голоса; по закону необходимо, чтобы в голосовании приняли участие не менее половины избирателей) референдум был признан недействительным, хотя 98,3% проголосовавших, или 3,36 млн граждан, высказались против навязываемых Венгрии Евросоюзом обязательных квот. В этом вопросе Венгрию решительно поддержали другие страны «Вышеградской четверки», или, как их назвали немецкие журналисты, «восточный антиисламский квартет».

Вспышку гнева и критики у западных масс-медиа и международных правозащитных организаций вызвало внесение 7 марта 2017 г. поправок в венгерский Закон о беженцах. Эти новации предусматривают создание на территории Венгрии транзитных зон для мигрантов. Западные критики В. Орбана полагают, что пребывание в этих транзитных зонах равноценно лишению мигрантов, в том числе и детей старше 14 лет, свободы передвижения, практически означая их арест.

Парламентские выборы 2018 г., по мнению В. Орбана, имели судьбоносный характер: у венгров одна родина, другой нет и не будет. Но у нас, – предостерегал он, – хотят отнять нашу страну, привести к власти обслуживающие иностранные интересы оппозиционные партии, которые взломают наши границы, примут к исполнению обязательные квоты, спущенные им из Брюсселя, из-за чего Венгрия превратится в страну мигрантов и будет обречена на обслуживание финансовых и властных интересов иностранных кукловодов. Если открыть границы и страну заполонят мигранты, обратного пути уже не будет. Пример Германии свидетельствует, что, если бы канцлер Германии и захотела, теперь уже не в ее власти повернуть колесо истории вспять [29].

Отличительной чертой прошедших выборов явилось то, что сильным игроком стала не внутренняя оппозиция, а внешний противник, который последовательно работал над ограничением суверентита Венгрии, сужением сферы ее компетенции.

Более того, накануне выборов в израильской и венгерской прессе прошла информация о конкретных планах по свержению правительства В. Орбана, которые вынашивает, по словам пресс-секретаря венгерского правительства З. Ковача, «Меркель и ее клика». К этим планам, возможно, причастны спецслужбы Германии. В комментариях отмечалось, что связь между Меркель и Соросом уже давно представляет серьезную опасность для В. Орбана [16]. До такого уровня отношения между Венгрией и Германией еще не опускались.

Оппозиционные партии в ходе предвыборной агитации сконцентрировались на критике действующего правительства, чтобы посредством выборов придти к власти и сменить его. К этому их ориентировали и многочисленные неправительственные организации, работающие на территории страны, многие из которых финансирует американский спекулянт венгерского происхождения Дж. Сорос.

Правда, неправительственные организации, в отличие от парламентских выборов 2014 г., стремились проводить свою политику в Венгрии не столько через оказавшиеся слабыми оппозиционные партии, сколько через соцсети и различные гражданские организации. Они делали все от них зависящее (подкуп депутатов и медиа, активизация виртуальных троллей в соцсетях), чтобы не дать победить на выборах В. Орбану.

Главная ошибка оппозиционеров состояла в том, что они с распростертыми объятиями ждали у себя в стране мигрантов, считали правильным решением принятие на себя обязательных квот Евросоюза по их приему, критиковали и собирались снести «железный занавес», сооруженный правительством В. Орбана для защиты южных границ. Все это, как показали итоги выборов, не могло найти поддержку у массового избирателя. Оппозиционеры не сумели объединить свои усилия в предвыборной борьбе, постоянно меняли свои позиции касательно миграционного кризиса и других актуальных вопросов или попросту отмалчивались. За торгом между собой за доминирование в политической жизни страны, беспринципными попытками объединиться они не заметили, как утратили свою идентичность.

В результате блок Фидес – ХДНП в третий раз подряд одержал блистательную победу, все 3 раза получая квалифицированное большинство в парламенте (более 2/3 голосов: в 2018 г. – 134 мандата из 199; в 2014 г. – 133 мандата). Это позволяет ему не только формировать правительство, но и вносить изменения в Основной закон (Конституцию) и другие важнейшие законы страны. Явка в 2018 г. (70,2%) была самой высокой с 2002 г. (на предыдущих парламентских выборах в 2014 г. она была на 8 процентных пунктов ниже). Ранее высокая явка играла на руку оппозиции, сейчас – Фидесу.

Мировой опыт свидетельствует, что после 8 лет правления популярность власти, как правило, снижается. В данном случае, наоборот, налицо рост поддержки Фидеса. За 8 лет правительству под руководством В. Орбана удалось поставить на ноги экономику, отказаться от услуг МВФ, заставить иностранные банки и ТНК, основавшие на территории страны свои дочерние предприятия, платить налоги, направить эти средства на поддержку семей, снизить коммунальные платежи, безработицу, защитить пенсии и ощутимо повысить зарплаты. Кроме того, правительство смогло остановить первую волну нашествия мигрантов, провозгласило приоритет национального мышления, ренессанс искусства и политики, доказало, что христианские культура и образ жизни – это не устаревшие понятия, а напротив, будущее страны.

Таким образом, правящий блок Фидес – ХДНП, в отличие от леволиберальных партий, сумел уловить и осознать то главное, что сегодня заботит широкие массы населения, чего они боятся, во что верят, что считают важным, а что – второстепенным. Не случайно самую большую поддержку он получил в провинции – в малых городах и деревнях, со стороны бедных слоев населения, чем доказал, что Фидес не элитарная, а народная партия. Как отмечает «Блумберг», Орбан сделал то, что обещал Д. Трамп: он ослабил бремя тех, кто больше других пострадал от глобализации, в первую очередь трудящихся с низкими доходами. А они своими голосами вознаградили его в беднейших провинциях страны [18].

Венгерский политолог Т. Фриц констатирует, что после предыдущих парламентских выборов в 2014 г. мало что изменилось в расстановке политических сил: по-прежнему сохраняются глубокие линии разлома в менталитете, в восприятии мира и страны. Одна из таких линий раскола - разный образ жизни и мышления в столице и провинции. Представители столичной, точнее пештской либеральной субкультуры не понимают естественный консерватизм и любовь к родине простых жителей провинции. Разочаровавшись в плачевных для леволибералов результатах выборов, они презрительно называют тех, кто проголосовал за Фидес, «примитивными крестьянами, баранами, предавшими свою родину, глупыми, тупыми, морально убогими овцами. Такой народ, по их мнению, нежизнеспособен, заслуживает того, чтобы исчезнуть» [11].

Неудивительно, что леволиберальная оппозиция потерпела на выборах сокрушительное поражение: их электорат за 4 года сократился более чем вдвое. Продолжился процесс неуклонной самоликвидации Венгерской социалистической партии (ВСП), которая из года в год утрачивает свои некогда доминирующие позиции; сегодня, по оценке венгерского политолога Д. Деака, нет сомнений, что ВСП вскоре вовсе сойдет со сцены, вопрос состоит лишь в том, когда это случится [8].

Такого же мнения по поводу будущего левой оппозиции придерживается и венгерский политолог Б. Гало: пора бы им уже задуматься, почему третий раз подряд они теряют свою популярность; может быть, уже настало время ответить, как они относятся к либерализму? Эти партии будут вытеснены с политической арены, а на их месте возникнет новая оппозиционная структура, вырастающая из гражданских движений [4].

Ультраправая партия «Йоббик» несколько увеличила представительство в парламенте (с 23 до 25 мандатов) и стала второй по величине фракцией, но утратила свою идентичность, что, по мнению Д. Деака, может привести ее к расколу. Такая же участь ждет и партию «зеленых» (она может расколоться на 3 фракции) [8]. Венгерский политолог Г. Фодор также констатирует хаос, разброд и шатания среди оппозиции: то, чем характеризуется сегодня оппозиция, мы можем назвать «банкротство и безысходность» [10]. О кризисе оппозиционных партий свидетельствует и то, что по итогам участия в выборах их руководители (кроме лидера Демократической коалиции Ф. Дюрчаня) ушли в отставку.

Выборы обнажили раскол венгерского общества. Об этом, в частности, пишет известный венгерский публицист Л. Лендел в своей статье «Королевство Орбана и Будапештская республика». По его мнению, демократические оппозиционные партии по недомыслию и безответственности оказались неспособны выступить единым фронтом, предпочли соперничать друг с другом. Большинство общества, в основном провинция, выбрало популистские автократичный Фидес и националистический «Йоббик». В результате в парламенте более 80% депутатов исповедуют неприемлемую для оппозиции идеологию. «Теперь Королевство Орбана противостоит небольшой Будапештской республике. Единой Венгрии – как нации, общества – больше нет. Есть просто венгры, люто ненавидящие друг друга. Это ужасно, но это венгерская реальность» [19].

 

Напряженность в отношениях с Евросоюзом

В западных СМИ победа Фидес вызвала шквал гнева и обвинений. Лишь лидер итальянской праворадикальной партии «Лига» (ранее «Лига Севера») М. Сальвини восторженно принял эту новость: «Венгрия проголосовала сердцем и головой, проигнорировав как брюссельские угрозы, так и миллиарды Сороса» [20].

Немецкий медийный портал «Дер Шпигель» сообщил, что результаты венгерских выборов – плохая новость для Европы, поскольку речь идет о судьбе Евросоюза. Далее он ставил вопрос: как нужно обращаться со странами, которые не разделяют демократические ценности сообщества? CNN также озаботилось: «Почему Венгрия все больше выглядит, как Россия?» Испанская газета «Эль Мундо» статью, посвященную результатам выборов в Венгрии, озаглавила и вовсе вызывающе: «Виктор Орбан – самый опасный человек в Европейском союзе» [20].

Резче всех выступил министр иностранных дел Люксембурга Ж. Ассельборн, который в интервью немецкой газете «Ди Вельт» заявил, что по итогам венгерских парламентских выборов Германии, Франции и всем неравнодушным странам ЕС нужно быстро и внятно на основе имеющихся договоров выступить за нейтрализацию этой «ценностной опухоли» [20].

17 апреля 2018 г. на авторитетном в ЕС Интернет-портале «Политико» было опубликовано открытое письмо «Позорное молчание Меркель», которое подписали 184 представителя леволиберальной западной интеллигенции (в основном американской, британской, немецкой, французской и израильской). Они обвиняют В. Орбана в разжигании антисемитизма, выстраивании авторитарной системы правления, реставрации системы Хорти, развертывании негативной кампании против Сороса и финансируемых им неправительственных организаций. В заключение авторы призывают Меркель навести порядок на «заднем дворе Германии», т.е. в Венгрии, открыто отмежеваться от политики Орбана и добиваться исключения Фидес из Европейской народной партии [31].

На таком информационном фоне давление на Венгрию со стороны Евросоюза будет только нарастать. Так, Комитет по надзору за бюджетом Европарламента в связи с якобы высоким уровнем коррупции в Венгрии предлагает применить статью 7 Лиссабонского Договора, лишающую ее права голоса. «Надо что-то делать! Необходимо принять более строгие меры, чтобы обеспечить соблюдение правил и ценностей сообщества» [14] , – возмущается председатель этого Комитета.

Европарламент срочно запросил у венгерского правительства информацию за прошедшие годы о венгерских фирмах, которые при осуществлении проектов, финансируемых Евросоюзом, были единственными участниками при проведении соответствующих тендеров. Комитет призвал Венгрию опубликовать список предприятий, которые выиграли конкурсы на сумму более 15 тыс. евро, финансируемые ЕС. Он требует провести расследование на предмет того, были ли условия этих тендеров подогнаны под конкретных участников, ставших победителями.

Такое отношение к Венгрии обосновывается ими тем, что в 2016 г. из 28 стран-членов ЕС Венгрия была оштрафована на самую большую сумму за нарушение правил использования источников ЕС. Поскольку в 2004–2017 гг. она получила из фондов ЕС почти 30 млрд евро, финансовые санкции могут превысить 1 млрд евро. Правда, предложение о том, чтобы Еврокомиссия приостановила дальнейшее финансирование стран, которые не присоединились к Европейской Прокуратуре (Венгрия как раз является таковой) не набрало большинства голосов [14].

Касаясь присоединения к Европейской Прокуратуре, В. Орбан подчеркивает, что, по венгерской конституции, это вопрос суверенитета. На предложение председателя Еврокомиссии Ж.-К. Юнкера поставить условием выделения денег ЕС странам-членам выполнение ими норм правового государства В. Орбан ответил готовностью его обсудить. Правда, по мнению министра внешнеэкономических и иностранных дел П. Сийярто, такая привязка финансовой поддержки ЕС к соблюдению норм правового государства пока лишь фикция, введение же в обиход субъективных критериев противоречит Лиссабонскому договору и открывает путь для шантажа и коррупции. В Европе нет единого понимания термина «правовое государство» [5].

Ожидается, что Еврокомиссия при обсуждении бюджета на следующий семилетний бюджетный период 2021–2027 гг. предложит, чтобы одним из условий выделения странам денежных средств из фондов ЕС были выдвинуты политические требования, в частности, независимость судов. Еврокомиссия должна быть уверена, что при возможных правовых спорах о расходовании ее средств решения будут принимать «беспартийные» суды, не зависящие от правительств стран-членов [13].

Меняется сама философия политики распределения средств Евросоюза между его членами. Если после расширения ЕС в 2004 г. при выделении средств из его структурных фондов акцент был поставлен на преодолении экономического разрыва между старыми и новыми членами, то теперь определяющими станут ожидания, которые ЕС возлагает на эти инвестиции. Недаром подготовленная Еврокомиссией программа ассигнования названа «Сплочение и ценности». Не последнюю роль в новых подходах к расходованию средств играет и выход Великобритании из Евросоюза, в силу чего в его бюджете возникнет ощутимая прореха в 12–14 млрд. евро в год [32].

Все это хорошо корреспондируется с планами Брюсселя перераспределить в следующем бюджетном периоде 2021–2027 гг. несколько десятков миллиардов евро, выделяемых Евросоюзом странам Центрально-Восточной Европы (ЦВЕ), в пользу «измученных финансовым кризисом» южных стран Евросоюза: Италии, Испании, Греции и даже некоторых южных провинций Франции. Канцлер Германии А. Меркель и президент Франции Э. Макрон полагают, кроме того, что из бюджета ЕС должна выделяться поддержка регионам и странам, которые приняли большое количество беженцев, в том числе Германии и Швеции.

Больше других стран ЦВЕ от новой системы распределения средств Фонда сплочения пострадают Венгрия и Польша. До сих пор именно они были крупнейшими получателями средств Фонда. И именно к ним имеются наибольшие претензии в связи с постоянным нарушением «демократических норм», и именно они вызывают у руководства ЕС постоянную головную боль.

Еврокомиссия планирует прекратить автоматическое распределение средств Фонда сплочения, покончить с нынешней практикой, когда во главу угла ставится объем ВВП на душу населения, в результате чего страны ЦВЕ получают преимущества. Вместо этого будет применяться разветвленная комплексная система критериев, включающая в себя уровень безработицы среди молодежи (что благоприятствует странам Южной Европы), образовательное дело, охрану окружающей среды, миграцию, инновацию, результативность борьбы с коррупцией. Больше значения получит и требование соблюдения норм правового государства. По мнению венгерских аналитиков, Брюссель, по сути, объявил Венгрии войну.

Весьма настороженно относятся в Венгрии, так же как и в других странах «Вышеградской четверки», к концепции «Многоскоростной Европы» или «Европы двух скоростей», которую вынашивают более развитые страны ЕС. 16 февраля 2017 г. депутаты Европарламента приняли ряд предложений, направленных на реализацию этих устремлений. Среди них предлагается, например, чтобы министерский совет в определенных случаях мог принимать решения не единогласно, как раньше, а простым большинством голосов.

Венгрия решительно выступает против разноскоростной Европы, когда отдельные страны более тесно сотрудничают между собой, а остальные вытесняются на периферию. По мнению вице-председателя Венгерской социалистической партии, депутата Европарламента И. Уйхейи, Европа двух скоростей для Венгрии представляет историческую опасность, поскольку может отдалить ее от западноевропейских стран, отодвинуть на периферию; место Венгрии в Европе, а не на ее окраине в качестве самого веселого барака нелиберальной конфедерации [37].

Президент Венгрии Я. Адер по итогам встречи с президентом Польши А. Дудой 24 марта 2017 г. отметил совпадение позиций Венгрии и Польши по вопросу о будущем ЕС: Евросоюз должен оставаться сообществом национальных государств, а его реформирование не должно проводиться по образцу Соединенных штатов Европы. Демографические проблемы Венгрия и Польша намереваются решать не путем привлечения мигрантов, а поддержкой семьи [9].

На саммите стран «Вышеградской четверки» в Варшаве 2 марта 2017 г. премьер-министр Венгрии В. Орбан заявил, что нельзя нарушать баланс между компетенциями национальных государств и институтов Евросоюза, хотя в последние годы компетенция у национальных государств в некоторых областях по-тихому, украдкой изымалась в пользу Еврокомиссии. Но это плохая практика, ее следует прекратить [7].

В качестве примера В. Орбан отметил намерение «злобного Брюсселя» запретить Венгрии снижать тарифы ЖКХ для населения, а также систему поддержек, направленную на создание новых рабочих мест [6]. С большой опаской относятся в Венгрии и к инициируемой ведущими западноевропейскими странами (Германией и Францией, а ранее еще и Великобританией) гармонизации налоговых систем стран-членов ЕС, что, по мнению венгерских экспертов, приведет к ограничению конкуренции в области налогообложения. Прежде всего, это относится к корпоративному налогу, ставка которого в Венгрии в настоящее время (с января 2017 г. – 9%) самая низкая в ЕС, что является ощутимым конкурентным преимуществом Венгрии в борьбе за привлечение иностранных инвестиций [15].

Подобное давление ведущих западноевропейских стран на малые, менее влиятельные страны ЦВЕ дает повод венгерским экспертам говорить о том, что в Евросоюзе усиливаются тенденции, при которых крупные страны получают и больше прав: «среди равных они, таким образом, становятся более равными» [38].

Таким образом, практика интеграции Венгрии в рамках Евросоюза, курс на безудержное привлечение в страну западного капитала показали, что эти процессы не беспредельны, далеко не всегда приносят благо, имеют ограничения, диктуемые требованием сохранить суверенитет; нередко наталкиваются на те или иные вызовы и препятствия. Провозглашенные в ЕС 4 свободы: трансграничного движения капиталов, товаров, услуг и рабочей силы, – хорошо функционируют, лишь когда найден баланс национальных интересов стран-участниц в области экономики, финансов, социальной политики, внешней торговли, в военной сфере, а их реализация не слишком болезненно затрагивает национальный суверенитет.

При этом все более важную роль играют внешние факторы (такие, как недавний мировой финансово-экономический кризис, события на Украине или проблема распределения беженцев между странами-участницами), а также другие, помимо Евросоюза, центры силы (США, Китай, Россия, отчасти Турция), которые могут существенно лимитировать ход интеграции, нарушить его поступательное развитие.

Достаточно лишь упомянуть навязанные странам ЕС со стороны США санкции в отношении России, которые подрывают их единство. В. Орбан критикует политику ЕС в отношении России, называя ее примитивной, поскольку она базируется на мнимых угрозах безопасности Евросоюза со стороны РФ и сводится исключительно к санкциям. Но, по его мнению, надо различать такие страны, как государства Балтии и Польша, которые исторически и географически могут испытывать каждодневный страх за свою судьбу из-за близости к ним России. В то же время Венгрия, Словакия, Чехия и Западная Европа такой угрозы со стороны России не ощущают. Было бы правильно, – полагает В. Орбан, – если НАТО и Евросоюз полякам и прибалтам предоставят экстра гарантии их безопасности, а другим членам ЕС откроют путь для развития торговли и экономического сотрудничества с Россией [26].

Осложнить положение может и нехватка денег, обусловленная долговым кризисом в еврозоне, замедлением экономического роста, а также Брекситом, что снижает привлекательность ЕС для стран-участниц. В будущем эта тенденция будет только усиливаться.

 

Курс нового правительства – укрепление экономической независимости

Венгерское руководство давно отдает себе отчет, что в следующем семилетнем бюджетном периоде 2021–2027 гг. закончится эра, когда Венгрия была дотационной страной в расчетах с Евросоюзом. Впоследствии Венгрия в отношениях с ЕС уже станет страной-донором, что, по мнению В. Орбана, естественно, поскольку завершится период подтягивания стран Центральной Европы к уровню западноевропейских стран ЕС, к тому же Брексит негативно повлияет на распределение финансов внутри ЕС. После 2027 г. венграм уже будут нужны не столько деньги ЕС, сколько его рынок. Венгерская экономика, по словам В. Орбана, давно перешла тот рубеж, когда положение в стране определялось исключительно денежными вливаниями из фондов ЕС. Теперь для выживания Венгрии необходимо наличие емкого рынка [23].

На совместной пресс-конференции по случаю завершения переговоров с премьер-министром Словакии П. Пеллегрини 12 июня 2018 г. В. Орбан заявил, что Вышеградская четверка - уже не коалиция бедных стран, а сильный, процветающий союз таких стран, которые характеризуются высокой динамикой экономического роста, обладают огромным потенциалом развития, сбалансированными финансовыми системами, управляются правительствами, соблюдающими европейские правила и имеющими амбициозные планы. Центральная Европа, по мнению В. Орбана, переживает эпоху великого созидания, стоит перед истинным центрально-европейским ренессансом [28].

Ранее, на чрезвычайном совещании с венгерскими послами, состоявшемся 9 марта 2015 г. в Будапеште, В. Орбан отметил, что в обозримой перспективе в мире будут действовать другие отношения между центрами силы, чем те, которые были на момент назначения большинства из нынешних венгерских послов на должность. За последние 25 лет все привыкли к тому, что интересы венгерской внешней политики автоматически совпадают с интересами крупных держав, в сферу влияния которых Венгрия входит. Но в последнее время эта предопределенность претерпела ощутимые изменения: система интересов Венгрии уже не совпадает на 100% с интересами ни Германии, ни США. У страны есть национальные интересы, отличные от интересов ведущих стран Запада [27].

На традиционном совещании с венгерскими послами, состоявшемся 1 марта 2016 г. в Будапеште, В. Орбан, касаясь Китая, отметил, что в его внешнеполитической и внешнеэкономической стратегии есть место для Центральной Европы, поскольку китайцы не хотят выпасть из мировой системы свободной торговли, для чего выстраивают сильные европейские позиции.

Показательно, что в июне 2015 г. Венгрия и Китай подписали межправительственный протокол о намерениях, предусматривающий совместное участие в формировании китайского проекта «Один пояс – один путь». Венгрия явилась первой европейской страной, с которой Китай заключил такого рода соглашение [25]. Фактически произошла «стыковка» китайской политики «Одного пояса – одного пути» и венгерской политики «Открытия к Востоку». Венгрия первой среди европейских стран создала механизм рабочей группы для реализации проекта «Один пояс – один путь», что, как полагают в Венгрии, позволит ей повысить свой статус, изменив историческое положение: из периферии ЕС стать ближе к центру евразийского континента [17].

Таким образом, Венгрия готова форсировать прагматичное сотрудничество с Китаем и очень дорожит тем, что Китай поднял сотрудничество с Венгрией на уровень «стратегического всеобъемлющего партнерства» – самой высокой в Китае категории [35]. Примером такого сотрудничества в рамках «Одного пояса, одного пути» является совместный проект Китая, Венгрии и Сербии по модернизации железной дороги «Будапешт – Белград». Для Китая этот проект имеет ключевое значение, поскольку является одним из звеньев в соединении сухопутного и морского транзитного пути «Китай – Европа».

В январе 2017 г. венгерское правительство и Банк Китая заключили стратегическое соглашение, в соответствии с которым китайский банк будет содействовать финансированию совместных проектов на территории Венгрии, отвечающих целям проекта «Один пояс, один путь», а также стимулировать китайские инвестиции в венгерскую экономику. В 2015 г. по поручению Народного банка Китая Банк Китая открыл в Будапеште свой первый в Европе вне еврозоны RMB-клиринговый центр, а в 2017 г. приступил к эмиссии дебетовых карт в юанях – первых в регионе ЦВЕ. Одновременно Банк Китая заключил соглашения о сотрудничестве с Венгерским национальным банком, Будапештской фондовой биржей, венгерскими Центром по управлению государственным долгом и Эксимбанком; продолжает тесно сотрудничать с венгерским Национальным инвестиционным агентством [36]. С декабря 2016 г. на межбанковском валютном рынке Китая начали торговлю венгерскими форинтами.

Китай - важнейший торговый партнер Венгрии после Евросоюза; китайские инвестиции, накопленные на территории Венгрии, достигли 4,1 млрд долл., что составляет почти 2/3 всех инвестиций Китая в странах ЦВЕ. Китайские предприятия в Венгрии учреждены в автомобильной и химической промышленности, в сфере финансов, коммуникаций и логистики, дают работу 7,4 тыс. венгров.

Позиция правительства Венгрии относительно значимости для страны развития отношений с Китаем и расстановки сил на международной арене была озвучена на международном форуме «Один пояс – один путь» (Пекин, май 2017 г.). Было отмечено, что разное отношение к инициативе Китая «Один пояс – один путь» Венгрии, ряда других стран Евросоюза, с одной стороны, и ведущих западноевропейских стран ЕС, США, руководства Еврокомиссии – с другой, свидетельствуют о формирующейся новой линии «глобального тектонического разлома» между ними [21].

По словам В. Орбана, подошла к концу старая модель глобализации, основывающаяся на том, что финансы, выгода, технологии концентрируются на Западе и оттуда устремляются в бедные, менее развитые восточные страны. Восток подтянулся к Западу. «Мы являемся свидетелями смены эпох: теперь движущей силой мировой экономики является не Запад, а Восток, и особенно Азия. Здесь за последнее десятилетие накоплены большие суммы денег, которые направляются обратно на Запад. Китайцы, например, в последние годы скупили многие крупные американские и европейские компании, в силу чего и в Венгрии внезапно возросла доля иностранных капитальных вложений, находящихся в китайской собственности» [24].

В своей речи в заключительный день Форума В. Орбан заявил, что значительная часть мира не удовлетворена нынешней устаревшей моделью глобализации, когда несколько развитых стран постоянно поучают другие страны правам человека, демократии, рыночному хозяйству, по какому пути им следует развиваться. В. Орбан, другие лидеры стран, подписавшие заключительное коммюнике Форума, поддержали формирование открытой многосторонней торговой системы, основывающейся на общепризнанных правилах, ядром которой стала бы уже существующая Всемирная торговая организация. В. Орбан, принимающий самое активное участие в продвижении китайского проекта «Один пояс – один путь», таким образом, снова оказался между двух огней [2].

В венгерской торгово-экономической дипломатии в последние годы все более заметен крен в сторону Востока. Венгрия активно ищет там новых инвесторов и новые рынки сбыта, чтобы диверсифицировать свои внешнеэкономические связи, что, безусловно, укрепит ее позиции в отстаивании своего экономического суверенитета в отношениях с Евросоюзом.

Важным достижением Венгрии в укреплении своей экономической независимости является уход от заимствований в иностранной валюте. До 2010 г., когда около 80% банковского капитала Венгрии еще находилось в руках иностранных собственников, их дочерние банки широко и охотно раздавали кредиты в иностранной валюте венгерскому населению, предприятиям и государству. В результате, если в 2005 г. задолженность в иностранной валюте венгерских домохозяйств составляла 2% от ВВП страны, то к 2010 г. она превысила 20% (ни в одной другой стране Вышеградской четверки аналогичный показатель тогда не превышал 13%).

Благодаря мерам новой социально-экономической политики (прежде всего так называемого «Плана мероприятий по защите домашнего очага», то есть тех, кто приобрел жилье в кредит в иностранной валюте), объем ипотечной задолженности венгерских домохозяйств в иностранной валюте к началу 2015 г. был понижен в 2 раза, а в течение 2015 г. и вовсе доведен практически до нуля.

Венгерское правительство до 2010 г. также предпочитало безоглядно делать заимствования в иностранной валюте. Если в 2002 г. на долю иностранной валюты приходилось 24,6% всего государственного долга, то в 2008–2009 гг. – уже 40–45%. Это повысило уязвимость Венгрии к воздействию внешних шоков, привело ее практически к банкротству в период мирового финансового кризиса 2008–2009 гг.

С приходом в марте 2013 г. к руководству Венгерского национального банка (ВНБ) бывшего министра национальной экономики Д. Матолчи значительное место в работе банка получило использование нетрадиционных методов регулирования, среди которых следует отметить внедренную им на посту председателя ВНБ «Программу самофинансирования», которая побуждала отечественные банки приобретать государственные ценные бумаги, номинированные в национальной валюте.

Благодаря этой Программе венгерское государство стало способно во всевозрастающей мере финансировать свои потребности за счет внутренних источников в национальной валюте (форинтах). Это позволило Венгрии реструктурировать состав госдолга (если в 2011 г. на долю иностранной валюты приходилось 50%, то в 2017 г. – лишь 21,8%), и, соответственно, сократить долю иностранного финансирования  [22].

В свете этого большое значение для Венгрии имеет погашение в апреле 2016 г.  последней части кредитов, заимствованных ею в разгар мирового кризиса 2008–2009 гг. у МВФ и Еврокомиссии. Одновременно резко возросло доверие населения страны к венгерским государственным ценным бумагам. Теперь население более 50% своих сбережений вкладывает в государственные ценные бумаги, номинированные в форинтах. Эмиссия гособлигаций в иностранной валюте прекращена, все больше внимания уделяется внутреннему рынку. Главным успехом своей «неортодоксальной» деятельности Д. Матолчи полагает отказ от кредитования в иностранной валюте внутри страны в интересах упрочения финансовой стабильности.

В 2008 г. золотовалютные резервы Венгрии в объеме 17,4 млрд евро оказались недостаточными для решения возникших в связи с мировым кризисом проблем путем валютных интервенций на межбанковском валютном рынке. Стране тогда пришлось прибегнуть к заимствованиям у ЕС и МВФ. Наученное горьким опытом, венгерское правительство теперь, начиная с 2011 г., не допускает, чтобы золотовалютные резервы страны были меньше объема краткосрочной внешней задолженности, что необходимо для надежного противодействия возможным внешним кризисным воздействиям. Более того, за 2010–2017 гг. объем чистой внешней задолженности был сокращен более чем в 3 раза, и по многочисленным оценкам, к 2020 г. может и вовсе исчезнуть [34].

Серьезной ошибкой венгерских реформаторов, осуществивших на рубеже 1980-х – 1990-х гг. смену общественно-экономического строя, и последующих правительств, управлявших страной вплоть до весны 2010 г., явилось некритичное безудержное привлечение в экономику, в ее ключевые отрасли иностранного капитала. В 1994–1998 гг. в руки иностранцев были переданы даже предприятия коммунального хозяйства, чего ни в какой другой стране мира не происходило. В результате доля предприятий с иностранным участием в производстве ВВП страны к рубежу веков достигла 50%, что намного превысило не только «безопасный», признанный в мировой практике оптимум в 30%, но и тот предел, который был намечен самими реформаторами.

Это сделало венгерскую экономику весьма уязвимой, зависимой от политики нескольких крупнейших ТНК, учредивших здесь свои дочерние предприятия, сузило возможности хозяйственного руководства страны по выработке и реализации национальной стратегии развития, в частности, по поддержанию устойчивого экономического роста. Ощутимо был ограничен и экономический суверенитет. Премьер-министр В. Орбан убежден в том, что национальная независимость в мирное время базируется на независимости в области энергетики, финансов и торговли. В своей инаугурационной речи в мае 2018 г. он снова заверил, что его правительство будет правительством свободных венгров и суверенного венгерского государства.

Придя к власти весной 2010 г., правительство В. Орбана было вынуждено разработать и проводить новую экономическую политику, направленную на ограничение роли иностранного капитала в экономике страны путем его постепенного выдавливания. С этой целью в стране проводится национализация и деприватизация структурообразующих предприятий. Как заявил тогда Т. Феллеги, будучи министром без портфеля, отвечающим за переговоры с МВФ, «ключ к экономическому суверенитету страны лежит в сильном государстве и наращивании государственной собственности – нужно покончить с практикой, ограничивающей роль государства» [1].

Активы предприятий, находящиеся в госсобственности, за годы правления ВСП были сокращены с 30% ВВП в 2002 г. до 3% к началу 2010 г. Благодаря политике руководства, возглавляемого В. Орбаном, активы госпредприятий к 2018 г. были увеличены до 8% от ВВП, а доля отечественного капитала в банковском секторе доведена до 50% [3].

Поскольку на современном этапе инфраструктура, обслуживающая национальное предпринимательство на рыночных основах, становится решающим фактором, правительство передало в отечественные руки банковскую систему, энергетику и медийный сектор [30].

В результате нетто-величина накопленных прямых иностранных инвестиций (за вычетом венгерских инвестиций за рубежом) сократилась с 50% относительно ВВП в 2008–2009 гг. до 45% ВВП в 2016 г., и на ее повышение в 2018 г. не приходится рассчитывать.

Это не означает, что венгры вовсе отказываются от услуг иностранного предпринимательского капитала. Для избирательного привлечения иностранных инвесторов хозяйственное руководство Венгрии с июля 2012 г. практикует заключение с наиболее крупными и значимыми из них специальных соглашений о стратегическом партнерстве, в которых стороны фиксируют взаимные запросы и обязательства. В каждом случае оговариваются конкретные обязательства сторон: иностранных инвесторов – по созданию новых рабочих мест, привлечению венгерских субпоставщиков и подрядчиков, расширению производства, обеспечению высокого качества выпускаемой продукции, внедрению высоких технологий, а правительства – по поддержке инвестора (в том числе и денежной или посредством предоставления налоговых льгот), развитию местной инфраструктуры, подготовке кадров и т.п.

По состоянию на 30 марта 2018 г. насчитывалось 76 таких соглашений о стратегическом партнерстве, и их количество с тех пор продолжает хоть и медленно, но увеличиваться. Среди иностранных инвесторов, заключивших с венгерским правительством такие соглашения, можно отметить Кока-Колу, Юнилевер, Судзуки, Дженерал Электрик, Майкрософт, Нокиа, Ауди, Тева, Сименс, Бош, Банк Китая [33].

*            *           *

Результаты прошедших в апреле 2018 г. парламентских выборов в Венгрии создают благоприятный климат для дальнейшего поступательного развития российско-венгерских отношений. Победивший блок Фидес – ХДНП прагматично относится к России и заинтересован в сотрудничестве с ней. У лидеров наших стран сложились дружеские отношения. С приходом В. Орбана к власти в 2010 г. они регулярно, раз в год обмениваются рабочими визитами.

Леволиберальные партии, перешедшие в 2010 г. в оппозицию, потерпели сокрушительное поражение и отодвинуты на периферию политической жизни страны. Они крайне отрицательно, подчас с русофобских позиций, относятся как к России, так и к сотрудничеству с ней. Теперь оппозиционной партией №1 в Венгрии стала ультраправая партия «Йоббик», которая, наоборот, всегда весьма позитивно относилась как к сотрудничеству с РФ, так и с ЕАЭС, во всяком случае, при прежнем руководстве, которое по результатам выборной кампании сменилось.

За последние годы заметно возрос авторитет Венгрии и ее премьер-министра В. Орбана на международной арене. Так, ключевую роль Венгрия играет в Вышеградской четверке, жестко отстаивая не только свои интересы, но и интересы всей группировки перед руководством Еврокомиссии по ряду проблем, прежде всего по вопросу решения миграционного кризиса. Венгерские аналитики при этом отмечают, что В. Орбан становится политиком европейского масштаба, который в Евросоюзе может стать противовесом президенту Франции Э. Макрону [12].

Для России это не безразлично хотя бы уже потому, что Венгрия неизменно выступает за отмену санкций в отношении России и занимает в НАТО и ЕС непримиримую позицию против языковой политики в отношении нацменьшинств, проводимой нынешним руководством Украины.

Венгерская экономика на подъеме, который продлится, по крайней мере, в среднесрочной перспективе. Важно, что все больше внимания в Венгрии, так же как и в России, уделяется инновационному развитию. В составе нового правительства Венгрии, например, учреждено новое Министерство инноваций и технологий. Российскому бизнесу имеет смысл активизировать как торгово-экономическое, так и научно-техническое сотрудничество с Венгрией.

 

Принятые сокращения

MI – Magyar Idők

MTI – Magyar Távirati Iroda

 

Литература

1. Aczél E. Utunk Marx Károlyhoz // Népszabadság. 2012.23.03.

2. A kormányfő két tűz közé került Kína miatt is // Népszava. 2017.18.05.

3. Az elmúlt évtizedek legnagyobb gazdaságpolitikai sikerei // MI. 2018.07.04.

4. Bákonyi Á. Ellenzéki kerekasztalt akar az MSZP–Párbeszéd // MI. 2018.24.04.

5. Baranyai G. - Kiss A. Jogellenes Brüsszel pénzügyi zsarolása // MI. 2018.04.05.

6. Batka Z. Orbán: mi már túlvagyunk a lázadáson // Népszava. 2017.10.02.

7. Brüsszellel szemben egységesek a V4-ek // Népszava. 2017.03.03.

8. Deák D. Nem szabad hátradőlni // MI. 2018.21.04.

9 Egy nézeten a lengyel–magyar barátság napján // MI. 2017.25.03.

10. Fodor G. Káosz, zűrzavar és csőd az ellenzéknél // MI. 2018.23.04.

11. Fricz T. Közös értékrend és világlátás // MI. 2018.11.04.

12. Fricz T. Macron a visegrádiak ellen // MI. 2018.09. 07.

13. Halmai K. Beindulhat a brüsszeli prés // Népszava. 2018.21.04.

14. Halmai K. Brüsszelben is érzik, valamit tenni kell // Népszava. 2018.26.04.

15. Jakubász T. Ezermilliárdot bukott az ország az uniós adóharmonizációval // Népszava. 2017.24.02.

16. Jurák K. Meg akarják puccsolni az Orbán-kormányt Merkelék // MI. 2018.21.03.

17. Kelet-Közép Európa és Magyarország helye a Selyemúton. – http://www.geopolitika.hu/hu/2016/11/24/kelet-kozep-europa-es-magyarorszag-helye-a-selyemuton/. (дата обращения: 24.11.2016).

18. Kiss G. Működik // MI. 2018.20.04.

19. Lengyel L. Orbán királyság és Budapest köztársaság // Népszava. 2018.21.04.

20. Lovas I. A nyugati kamuhírgyár–média a magyar választásokról // MI. 2018.09.04.

21. Lovas I. Orbán vezetésével fordul Kelet-Európa az Új Selyemút és Ázsia felé // MI. 2017.30.05.

22. Matolcsy Gy. Gazdaságtörténeti siker nyolc év alatt, tizenkét lépésben // MI. 2017.16.12.

23. Orbán: csúszik az alkotmány átírása, nem kell az EU pénze // Népszava. 2018.12.06.

24. Orbán V. A Kelet felzárkózott a Nyugat mellé // MI. 2017.16.05.

25. Orbán Viktor a kínai fővárosba utazik // MTI. 2017.11.05.

26. Orbán V. beszéde a XXIX. Bálványosi Nyári Szabadegyetem és Diáktáborban // MI. 2018.29.07.

27. Orbán: Magyar diplomata nem lehet világpolgár // Népszabadság. 2015.09.03.

28. Orbán Viktor: Magyarország és Szlovákia egy sikeres régió két sikeres országa // MTI. 2018.12.06.

29. Orbán Viktor: nem csak képviselőket, hanem jövőt is választunk // MTI. 2018.06.04.

30. Orbán V. Régen álltak olyan jól a csillagok hazánk felett, mint éppen most // MI. 2018.12.05.

31. Pelle J. A Politico portál antiszemita vádja // MI. 2018.04.05.

32. Schindler T. A magyar gazdaság stabil // MI. 2018.04.04.

33. Stratégiai partnerségi megállapodások. – http://www.kormany.hu/hu/kulgazdasagi-es-kulugyminiszterium/strategiai-partnersegi-megallapodasok (дата обращения: 30.05.2008).

34. Szegő Sz. Gazdasági siker és kellő önbizalom // MI. 2018.20.04.

35. Szijjártó P. Felértékelődik a keleti nyitás stratégia // MTI. 2017.23.05.

36. Teljesen új fejezet nyílt a magyar-kínai pénzügyi együttműködésben // MTI. 2017.23.01.

37. Ujhelyi I.: Viktor, véget ért a pávatánc // Népszava. 2017.12.03.

38. Veress J. A nagyobbaknak több joguk van // MI. 2017.05.03.

комментарии - 3
Антон 19 июня 2019 г. 12:03:35

Перезвоните мне пожалуйста по номеру 8(904) 332-62-08 Антон.

Антон 19 июня 2019 г. 12:04:13

Перезвоните мне пожалуйста по номеру 8(981)974-93-50 Антон.

EverettGew 26 сентября 2019 г. 20:49:27

Steelcentury : компания профиль ориентированное по изготовлению <a href=http://www.steelcentury.ru> ограждение дороги</a> в Москвес возможной доставкой в по Москве и установкой,в ближайшем Подмосковье.
Высокое - Качество
получить консультацию - site - steelcentury.ru
www.instagram.com : <a herf=http://bit.ly/2lMWEVO>@steelcentury.ru</a>

Мой комментарий
captcha