Официальные извинения    5   8148  | Становление корпоративизма в современной России. Угрозы и возможности    107   16983  | «Пролетарская» Спартакиада 1928 г. и «буржуазное» Олимпийское движение    654   43312 

№11-12

Декабрь / 2012

Аргентина: зигзаги политического развития

 42  15838

Тридцать лет назад в Аргентине пал военный режим, продер­жавшийся с 1976 года. Возвра­щение армии в казармы знаменовало переход к восстановлению демокра­тических порядков. Вновь обрела силу Конституция 1853 года, получили возможность вернуться к привычной деятельности две ведущие партии — Гражданский радикальный союз (ГРС), созданный в конце XIX века, и Хустисиалистская партия, образован­ная в середине прошлого столетия президентом Х. Д. Пероном, пользо­вавшимся непререкаемым авторите­том (изначально она носила его имя: тогда понятие «перонизм» прочно укоренилось в обыденном сознании и вошло в научный оборот). Стали воз­никать и другие организации, как пра­вило не сыгравшие серьезной роли на общенациональной арене. В статье анализируются неоднозначные поли­тические процессы в этой латиноаме­риканской стране с упором на электо­ральную составляющую.

 

Размышления о консерватизме

 785  63066

Вопрос о совместимости кон­серватизма и модернизации возник давно, и было бы само­надеянно пытаться ответить на его в одной статье. К счастью, журнал «Свободная Мысль», вполне в духе своего названия, решил в лучших научных традициях инициировать обсуждение проблемы, опубликовав статьи Михаила Кротова и Михаила Ремизова. Как общественно-по­литическое течение консерватизм возник в конце XVIII века, явив со­бой реакцию на философию Ново­го времени и Французскую револю­цию. Характерна в этом отношении полемика В. М. Межуева и М. В. Ре­мизова:

—Вы вопросы консерватизма рас­сматриваете только по отношению к Просвещению. Мне кажется, это не вся европейская история.

—..Действительно, это не вся евро­пейская история. Но это та ее часть, которая вызвала к жизни не просто консервативную реакцию, но бо­лее-менее полноценный идеологи­ческий консерватизм. Может быть, это некое клише, но я воспринимаю эпоху Просвещения и Французской революции как осевое время поли­тических идеологий, как точку, из которой расходятся различные тра-ектории.

Мао Цзэдун, Дэн Сяопин и «холодная война»

 53  29326

Почти четверть века тому назад завершилась «холодная вой­на». Этим термином принято обозначать состояние военно-поли­тической конфронтации государств и групп государств, в рамках которой осуществлялась гонка вооружений, применялись экономические меры давления (эмбарго, экономическая блокада и т. п.), создавались военно-политические блоки и союзы, воен­но-стратегические плацдармы и базы. «Холодная война» началась вскоре после Второй мировой, а прекращена была во второй половине 1980-х — начале 1990-х годов, главным обра­зом в связи с исчезновением с по­литической карты мира Советского Союза. Все предшествующие десяти­летия в состоянии «холодной войны» находились в первую очередь СССР и США. Сегодня есть возможность зано­во, освободившись от власти эмоций, попытаться осмыслить события, уже ставшие достоянием истории.

Модернизация в социологическом дискурсе Н. Г. Чернышевского

 21  10096

Одной из самых значимых фи­гур русской общественной мысли 60-х годов XIX века без сомнения был и остается Н. Г. Чер­нышевский. Трудно переоценить вли­яние, оказанное им на последующие поколения мыслителей. Как заметил один из первых представителей рус­ской социологической школы Н. И. Ка-реев, «сочинения Чернышевского за­ключают в себе громадный материал суждения о том, что и как он думал по тому или другому из тех вопросов, которые вскоре после его насильст­венного изъятия из жизни начали ставиться и решаться в русской лите­ратуре, но весь этот материал рассеян, разбросан по разным местам, отде­льные составные его части возникали по разным случайным поводам, и все это никогда им самим не сводилось в систему, в некоторое целое, которое могло бы рассматриваться им самим как научное единство». При этом, по мнению Кареева, нарисовать конту­ры «социологии Чернышевского» со­всем несложно — достаточно только разобраться в этом материале; но это будет уже синтез, не вполне репрезен­тативный.

О патриотизме в американском и российском кино

 385  32671

Ab imperio?

 5053  168459
Русский народ находится в постоянном и напряженном конфликте с созданной его усилиями величайшей в мировой истории империей». Эта мысль доктора исторических наук, профессора Валерия Дмитри­евича Соловья сегодня находит больше сторонников, чем десять лет назад, ког­да была опубликована представленная ниже статья. Когда-то подобные идеи могли разделять лишь досужие бабки, лениво ворчавшие у подъездов на тему «Куба, отдай наш хлеб — Куба, возьми свой сахар». Потом заговорили писатели-деревенщики — сначала эзоповым языком, а с горбачевской перестройкой — и в полный голос: «Россия по-прежнему беззащитна. В жестокой, изнуряющей политической борьбе наши лидеры мало думают о русском народе...». Затем еще громче воскликнул Солженицын: «Нет у нас сил на Империю!». В конце концов народные депутаты РСФСР 12 июня 1990 года почти единодушно при­няли Декларацию о государственном суверенитете РСФСР. После этого импер­ское здание накренилось и рухнуло, не устояв и полутора лет. Только стало ли от этого лучше русскому народу?