Ранний опыт государственного строительства большевиков и Конституция РСФСР 1918 года    0   3777  | Официальные извинения    378   26002  | Становление корпоративизма в современной России. Угрозы и возможности    192   38104 

Pro et contra/За и против

Корсунская легенда и летописный рассказ о крещении Владимира

 0  725

В статье рассматривается проблема соотношения летописного рассказа о крещении Руси и отдельного литературного памятника о крещении Владимира – «Слова о том, како крестися Володимер, возмя Корсунь». Автор поддерживает позицию тех исследователей, которые доказывали первичность «Слова» по отношению к летописному рассказу и приписывали его авторство печерскому игумену XII в. Феодосию Греку. В представленной работе получает дальнейшее развитие вывод предшествующих историков о компилятивном характере ныне известного летописного рассказа о крещении, который включает в себя как фрагменты первоначального рассказа Сильвестра, так и позднейшие вставки в виде Корсунской легенды и поздних богословских добавлений. Автор обосновывает гипотезу о включении Корсунской легенды в текст древнекиевской летописи не ранее середины XIII в. в составе ростовской редактуры, а окончательное оформление известного ныне летописного текста о крещении Владимира относит к тверскому своду начала XIV века. По заключению автора, летописный рассказ о крещении Руси является результатом интернационального творчества русского, греческого, варяжского и, возможно, болгарского духовенства, чьи религиозные предпочтения и националистические амбиции причудливо переплелись на страницах русской летописи.

КЕЛЬТСКИЕ КОРНИ ВАРЯЖСКОЙ ЛЕГЕНДЫ Часть вторая

 0  2763

КЕЛЬТСКИЕ КОРНИ ВАРЯЖСКОЙ ЛЕГЕНДЫ

 4  2285

Варяжский путь апостола Андрея

 0  3944

Доказано существование влиятельного варяжского клана в Северо-Восточной Руси, который выступил инициатором переформатирования древнерусской истории. Известная ныне версия Хождения Андрея, в которую были вставлены слова о пути «в варяги» по Двине, возникла не ранее второй половины XIII в. на этапе варяжской редактуры русских летописей домонгольского периода, осуществленной ростово-новгородским духовенством варяжского происхождения. Более ранней датировке препятствует, прежде всего, Сказание о создании Печерской церкви, которое приписывается одному из авторов Киево-Печерского патерика епископу Симону Владимирскому. Этот явно проваряжский памятник начала XIII в. еще не содержит легенды о призвании варяжских князей и происхождении русской княжеской династии от варягов. Варяжский редактор второй половины XIII в., направляя апостола по пути «из варяг в греки», не ставил задачи описать какой-либо торговый путь, а, как и его предшественники, стремился освятить апостольским присутствием родные земли.

 

Война за историческую память. Как пресечь «обнуление» Великой Отечественной войны

 5  4292

История одной фальсификации

 2  5081

НОРМАНИЗМ И АНТИНОРМАНИЗМ: ДВА ПОБЕГА НА ОДНОМ КОРНЕ

 6  4320

Проанализированы общие истоки двух противоборствующих концепций древнерусского политогенеза. Показано, что между норманизмом и антинорманизмом сходства гораздо больше, чем принято считать. В основе обеих позиций лежит ряд ошибочных представлений, вытекающих из убеждения в достоверности летописного материала. Однако Начальная летопись - поздний идеологический конструкт, отягощенный националистическим дискурсом как создателей, так и интерпретаторов летописи. Плодотворное изучение древнерусской истории невозможно без освобождения от груза искажающих ее националистических доктрин. 

NORMANISM AND ANTINORMANISM: TWO SHOOTS ON A SINGLE ROOT

 The common origins of the two opposing concepts of old Russian political Genesis are analyzed. It is shown that there are much more similarities between normanism and antinormanism than is commonly believed. Both positions are based on a number of misconceptions stemming from the belief in the reliability of the chronicle material. In fact, the Initial chronicle is a late ideological construct, burdened by the nationalist discourse of both the creators of the chronicle and its interpreters. A fruitful study of ancient Russian history is impossible without freeing from the burden of nationalist doctrines that distort it.