Официальные извинения    5   8146  | Становление корпоративизма в современной России. Угрозы и возможности    107   16982  | «Пролетарская» Спартакиада 1928 г. и «буржуазное» Олимпийское движение    654   43310 

Res publica/Государство

«Другая рациональность» и вечные русские вопросы

 27  19878

О перспективах федерализма в России

 30  14090

В Российской Федерации с само­го принятия Федеративного до­говора 1992 года и Конституции 1993 года не прекращаются споры и дискуссии по вопросу о принципах государственного устройства страны, в наибольшей степени соответству­ющего современным социально-эко­номическим, политико-культурным, политическим, этнонациональным, демографическим и иным условиям. Упор в этих спорах и дискуссиях де­лается на необходимости укрупнения субъектов Федерации за счет сокра­щения их числа. У этой идеи есть как решительные противники, так и столь же убежденные сторонники. Выводя за скобки аргументы и контраргумен­ты спорящих сторон, в предлагаемой статье основное внимание концент­рируется на попытке обосновать тезис о необходимости той или иной фор­мы реформирования существующей модели федеративного устройства, особенно в плане сокращения числа субъектов Федерации путем их укруп­нения и доведения до числа, приемле­мого для сложившихся ныне условий.

Факторы пространственного развития юга России

 18  9722

Ключевыми факторами про­странственного развития му­ниципальных образований (городские округа и муниципальные районы, городские и сельские посе­ления) являются транспортная инф­раструктура, численность расселения и, наконец, административно-терри­ториальные статусы. В совокупности их взаимодействие определяет устой­чивость как положительной, так и не­гативной социально-экономической динамики, что подтверждается в слу­чае как благополучных, так и депрес­сивных районов.

Транспортная инфраструктура иг­рает огромную роль в жизни террито­рий. Она является важным фактором и аттрактором развития социальных систем. Практически вся хозяйствен­ная и социально-политическая жизнь сосредоточена в районах оживлен­ных транспортных магистралей и крупных городов, лежащих на их пе­ресечении. Именно к ним «тяготеет активное население страны»; здесь же расположены крупнейшие предпри­ятия.

Где проспект Ивана Калиты?

 1  9731

Нигде. В Москве такого нет, как нет площади, улицы или переулочка, носящего имя этого рачительного князя, который, говоря по-современному, запустил процесс превращения одного из ок­раинных городов Золотой орды в столицу Руси — собирательницу зе­мель русских. Калитниковские ули­цы и проезды к Калите отношения не имеют, они лишь напоминают о том, что встарь здесь проживали калит-ники — ремесленники, мастерившие кошельки.

Странное дело, за исклю­чением Юрия Долгорукого, Александ­ра Невского и Дмитрия Донского (их Советская власть в трудную годину призвала под свои знамена), ни один другой венценосный Рюрикович или Романов не увековечен в московской топонимике. Где славные имена Ива­на III, окончательно одолевшего ор­дынское иго, или Алексея Михайлови­ча Тишайшего, начинавшего «мягкую» модернизацию России, которую его необузданный сын Петр «рукой же­лезной поднял на дыбы». Кстати, Пет­ровка получила свое имя не в честь Петра Великого, а из-за близости Вы­соко-Петровского монастыря. Есть, правда, названия, косвенно хранящие память о великих монархах: Алексан­дровский сад (разбит при Александре Первом), Екатерининский сад (при­надлежал одноименному институту благородных девиц), Николаевский тупик — упирался в Николаевскую железную дорогу и чудом (а может, с глумливым умыслом) сохранен большевиками. Вот вроде и все. Ни тебе Александра Второго Освободи­теля, ни Александра Третьего Миро­творца, ни царя-мученика Николая Второго. Знаете, вообще-то я не мо­нархист, но и у меня такая «монар-хофобия» вызывает недоумение.

Тот, кто бывал в столицах мира, наверное, замечал: там имена императоров, ко­ролей, курфюстров и других суве­ренов, даже невеликих, непременно запечатлены в названиях улиц. Я уже не говорю про Чингисхана, который в иных среднеазиатских республи­ках давно по частоте употребления затмил Ленина с Марксом. А в Москве нет даже улицы родоначальника цар­ской династии — Михаила Федоро­вича. Как-то даже неловко в преддве­рии 400-летия Дома Романовых!

Но не спеши, читатель, удивляться всем этим странностям, мы только всту­паем в паноптикум парадоксальной московской топонимики.