Официальные извинения    5   8146  | Становление корпоративизма в современной России. Угрозы и возможности    107   16982  | «Пролетарская» Спартакиада 1928 г. и «буржуазное» Олимпийское движение    654   43309 

Res publica/Государство

Миссия непостижима. Провалы бюрократического управления социальной сферой

 1  2874

Вблизи Сталина

 4  2486

В интервью, которое дал незадолго до смерти Б. Бажанов, занимавший в начале 1920-х гг. пост помощника И. В. Сталина, рассказал о малоизвестных страницах борьбы за власть в руководстве компартии, развернувшейся после смерти В. И. Ленина. Подробно прослеживаются перипетии этой борьбы, дискуссии вокруг Политического завещания Ленина, подробно рассказывается о личных чертах Сталина, Троцкого, Зиновьева, Каменева, Дзержинского и других деятелей большевистской партии, какими они виделись автору более чем через полвека после описываемых им событий.     

Close to Stalin

The interview, which B. Bazhanov gave not long before his death, reveals little-known events in the history of leadership battle within the Communist Party that took place in the aftermath of Lenin’s death.  Bazhanov, who used to occupy post as an assistant  to Stalin in the beginning of 1920s, conveys vicissitudes of that  battle, discussions that revolved around the Political Will of Lenin; describes in detail personal characteristics of Stalin, Trotskiy, Zinoviev, Kamenev, Dzerzhinskiy and other activists of The Bolsheviks party, as he envisaged them in half a century.

Об основных вопросах китаизации марксизма

 257  19678

Мировоззренческий универсум Дэн Сяопина

 29  10720

Украинский Янус между Галицией и Малороссией

 0  4316

«Гибридная война»: интерпретации и реальность

 119  13236

Оранжевые небеса буржуазных революций. О буржуазной генеалогии «цветных» или «оранжевых» переворотов

 1  5139

Установлен характер преемственности буржуазных и «цветных» революций. Последние описаны как идейно истощившиеся буржуазные революции эпохи конца капитализма, когда буржуа начинает мыслить как бюрократ, предпочитая не созидать, а управлять. В них из позднего буржуазно-демократического револю- ционного процесса убирается его собственно демократический и революционный элемент, чреватый непред- сказуемостью, спонтанным насилием, радикализацией требований. Революционный процесс максимально формализуется и технологизируется. Обосновано, что «цветной» переворот — это конечная стадия развития феномена буржуазной революции.

Orange heavens of bourgeois revolutions. About bourgeois genealogy of “color” or “orange” revolutions 

The article attempts to establish the nature of succession of bourgeois and “color” revolutions. The authors describe the “color” revolutions as ideologically exhausted bourgeois revolutions of the ending of the capitalism history, when the bourgeois begins to think like a bureaucrat, preferring not to create but to rule. For these revolutions, the late bourgeois-democratic revolutionary process has its own democratic and revolutionary element removed, fraught with unpredictability, spontaneous violence, and radicalization of demands. The revolutionary process becomes maximally formalized and technologized. Thus, the “color” or “orange” revolution is the final stage in the development of the phenomenon of the late bourgeois revolution in the world, where the bourgeois system, with its political and ideological design, has long ago became dominant.

БИТВА ЗА ОБРАЗЫ

 6  12296

1

Сложившуюся сегодня практику восприятия существующих в общественно-политическом международном пространстве разнообразных государственных (или «страновых») имиджей вполне можно квалифицировать как безразличную или нейтральную. Такое отношение аудитории подтверждается исследованиями Саймона Анхольта, основателя издания Anholt-GfK Roper Nation Brands Index™ ("Индекс национальных брендов"). Согласно опросам, проводившимся изданием с 2005 года, «восприятие людьми других стран [с течением времени] не изменяется очень сильно или очень быстро: большинство из нас, судя по всему, имеют довольно застывшее мнение относительно других наций, и мы предпочитаем не менять его». То есть, однажды возникнув в сознании аудитории, международный имидж государства крайне сложно поддается изменениям и, если поддается, то минимальным.

Тезис о том, что максимальное влияние на имидж можно оказать лишь на стадии его формирования, фактически означает невозможность избавиться от «ярлыка». Это может повлечь за собой самые серьезные последствия. Как показывает практика последних десятилетий, формирование негативного имиджа страны может привести к самым разрушительным результатам вплоть до вторжения противника и территориальных потерь (так, в случае Югославии создание негативного образа государства и его лидера послужило обоснованием для операции сил НАТО на территории страны и, в конечном итоге, привело к потере Косово).